Научный спорт

Мыши, спасенные от безумия

Прионные болезни, как думают, объявляют верную смерть, потому что никакая терапия не может замедлить или остановить развитие «коровьего бешенства» или других болезней, связанных с этими misfolded протеинами. Но теперь, исследователям удалось полностью изменить болезнь у сокрушенных мышей, даже в то время как некоторые прионы остаются в их мозгах. Работа бросает вызов традиционному взгляду того, как болезнь повреждает мозг и предоставляет надежду, что лечение могло бы однажды быть возможным.

Один озадачивающий аспект прионов — то, что попытки остановить прионы не улучшили признаки, принудив некоторых исследователей задаться вопросом точно, что вредит мозгу. Джон Коллиндж, глава Прионной Единицы в Совете по медицинским исследованиям в Лондоне и Джованне Маллуччи, вместе с их коллегами, решенными для предназначения не для прионов, но здорового протеина, из которого происходят прионы млекопитающих. Этот протеин, PrP, присутствует всюду по органу. У мышей и других животных, это превращается в прионную форму по имени PrP-scrapie, тогда деформирующий другие протеины PrP.

Исследователи создали мышей, которые были нормальны при рождении, но в 12 недель начал производить в большом количестве фермент, устранивший фураж для прионов — протеин PrP — от одних только нейронов. Спустя несколько недель после того, как мыши родились, группа Коллинджа ввела их с прионами. На 12 недель их мозги были полны губчатых отверстий. Тем не менее, прионы еще не пропитали нейроны животных, и у мышей не появлялись симптомы.

Обычные мыши, зараженные прионами скоро, уступили прионной болезни.Экспериментальные мыши, однако, замечательно успели. В 12 недель закрылся ген PrP в их нейронах. В течение дней нейроны исчерпали нормальный протеин PrP.

Без него прионы не заразили нейроны. Больше чем год спустя эти девять мышей все еще «живут нормальной жизнью», говорит Коллиндж, и отверстия в их мозгах необъяснимо зажили.

Также удивление, отчеты группы в выпуске 31 октября Науки, состояло в том, что ненейронные клетки головного мозга все еще содержали комки прионов, но мыши не казались обеспокоенными.Работа добавляет к растущему корпусу данных, что прионная форма PrP — по крайней мере, когда в ненейронных клетках головного мозга — не мог бы быть яд, это рассматривается как, говорит Адриано Агуцци, невропатолог в Цюрихском университете в Швейцарии.

Агуцци думает, что токсин мог быть все еще неопознанной формой PrP, который может быстро появиться, когда нормальный PrP превращается в форму scrapie. Предлагает ли дело обстоит так, исследование Collinge и Mallucci проблеск надежды. «В прошлом нейродегенеративные заболевания были смертным приговором», говорит Ай Ямамото, нейробиолог в Мемориале Онкологический центр Sloan-Кеттеринга в Нью-Йорке.

Теперь «существует возможность, по крайней мере у мышей, которых Вы можете вылечить».


8 comments

  1. Махнер Денис

    Шоб метастазы с Лугандона не распостранялись

  2. Faem

    блин, да я не про ваш мозг же!, с чего бы мне на персоналии переходить.
    я про комментаторов на корре.

  3. Fondis

    И это хорошо, правильно…

  4. Mazugar

    ну все, будет вместо фуникулера лестница

  5. Селидов Эдуард

    Так это тебя свои же отх уячили!? Вон бланш какой под глазом!)))

  6. Gath

    Что такое Белоруссия без России-ПШИК,ее продукция никому на западе ненужна и стабильность там пока Лукашенко поклоняется Путлеру а тот дает газ,бензин и кредиты!!!!

  7. Mole

    Да мародер был еще тот,из доклада НКВД Сталину «в доме Жукова со всех вещей только коврик советский все остальное из германских домов и музеев»,а еще этот вояка говорил при взятии киева вперед на пулеметы посылать украинцев типа «больше утопим меньше в сибирь высылать» и ему памятник надо ставить??Вопрос конечно????

  8. Galkis

    Брехня! А если правда, то нахер это нужно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *